Пресса

ПОРТРЕТЫ. Роман ФЕОДОРИ

01 февраля 2013

Главный режиссер ТЮЗа Роман ФеодориГлавный режиссер Красноярского ТЮЗа, обладатель специальной премии жюри фестиваля «Золотая маска-2012» после жесткого спектакля «Подросток с правого берега» ставит шекспировскую комедию «Сон в летнюю ночь».

- Ваш эксперимент с документальным спектаклем удался?

- Да, «Подросток с правого берега» мы везем на внеконкурсную программу «Золотой маски» - «Маска плюс». В постановке старались быть предельно искренними и рассказать без прикрас о жизни вокруг. Участники спектакля предстали не только как актеры, они сами собирали материал – записывали высказывания людей. В современном театре «актерство» отходит на задний план, артист чаще является проводником мысли, персонажа, идеи, это гораздо интереснее.

- Как отреагировали зрители?

- Они восприняли эксперимент адекватно. Мне очень нравится Сибирь, и Красноярск в частности, как раз этим. Здесь никто не встает посреди спектакля, не уходит, не ругается и не кричит. В других местах люди не понимают, зачем используется мат и обсуждаются темы, на которые не принято разговаривать, они видят только грязь.

Это говорит о скудоумии. А здесь зритель пытается понять, что именно до него хотят донести. Изначально в наши планы входила беседа с аудиторией по окончании спектакля, но мы от нее отказались. На предпремьерном показе стало ясно, что после такой постановки хочется не говорить, а остаться один на один с собой и подумать.

- Сейчас идет работа над спектаклем «Сон в летнюю ночь» - почему такой контраст?

- Это совсем другая история, нам вдруг захотелось вместе с нашими зрителями отвлечься от подъездов, от мрачности и уйти в шекспировскую поэтическую сказку, в этот странный эротический любовный детектив, где бы мы все три часа занимались тем, что разбирались, кто кого любит. Это смешно, атмосферно, нежно, красиво, прозрачно. На зрительских стульях будут лежать подушки и пледы, во время постановки с аудиторией будет вести беседу режиссер. В спектакле задействовано тридцать пять артистов, сшито более ста костюмов, нарисованы прекрасные декорации, приглашен настоящий стриптизер, и все это – Шекспир. Можно отвлечься, пофантазировать на таком материале и получить широкое поле для раздумий.

- Как вы выбираете произведения для постановки?

- Мы каждый день сталкиваемся со зрителем и пытаемся интуитивно, эмоционально, атмосферно почувствовать мысли, веяния, чаяния аудитории. Нужно найти совместные точки соприкосновения зрителя и наши. Наивно думать, что театр, книга, фильм могут что-то изменить в человеке, но заставить засомневаться его в том, в чем он был уверен, - это уже что-то. Я не чувствую себя правомерным кого-то воспитывать. Я могу поделиться своими мыслями с артистами, они – со мной, и мы вместе – со зрителем. Я за диалог в формате спектакля.

- Систему какой театральной школы вы используете в работе?

- Разных, но в основном мысли моего любимого драматурга Бертольда Брехта. Он, в отличие от Константина Станиславского, предложил совершенно другую систему, хоть и не собрал свои мысли в единый труд: эпический театр. Это холодный театр размышления. Сама горячая мысль, которая постигает человека во время просмотра, должна взорвать эмоции, проникнуть в сердце, а не наоборот, потому что эмоции отключают мозг. Зритель не ассоциирует себя с главным героем, а отстраняется и анализирует: правильно делает герой или нет, и я, как бы я поступил.

- Что для вас является творческим двигателем?

- Дисгармония окружающего мира, неравнодушие к этому. Я счастливый человек – имею возможность сказать о том, что чувствую, что меня трогает. Моя работа занимает девяносто девять и девять десятых процента моей жизни, и я не мог бы заниматься тем, что мне не нравится.

- Вы, как и ваши актеры, должны «убить себя» на время работы со спектаклем?

- Как сказал Георгий Товстоногов, советский режиссер, «театр – добровольная диктатура». Ты должен уметь жертвовать всем. Когда я пришел в Красноярский ТЮЗ, то увидел, что труппа всегда на низком старте и готова к действию, актеры не могут нормально спать, если что-то недоделано или не так, а завтра – премьера. Но «убить себя» нужно в другом смысле. Роль – это стакан, и когда зальешь его водой, получится Гамлет. Человек заполняет собой половину стакана, и если туда «налить» роль, то вода расплещется и не получится ни человека, ни Гамлета. Поэтому нужно все из себя вылить, оставить только подсознание и знание окружающего мира, а потом наливать полный стакан. Это касается не только актеров – для режиссера во время каждого спектакля вся работа начинается с нуля. Если ты наверняка знаешь, как делать и что из этого получится, то ты умер в профессии, потому что стал ремесленником-профессионалом. ТЮЗ, в широком смысле слова, отличается от драматического академического театра поиском новых форм и способностью экспериментировать.

А еще важно знать, что:

В 2001 году Роман Феодори окончил исторический факультет Нижнетагильского государственного педагогического института, в 2004-м – Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства. По итогам фестиваля «Театральная весна – 2012» его назвали лучшим режиссером Красноярского края. В короткометражном фильме «Стеклянная стена» Роман выступал в качестве актера.

Кристина НОВОСЕЛЬЦЕВА,
фото Дениса ГРАНОВСКОГО
«СОБАКА.RU», февраль 2013 г.

 
Фасад театра юного зрителя в Красноярске

КРАСНОЯРСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ
Красноярск, ул. Вавилова, 25, 660025

Телефон приемной: +7 (391) 265-60-05
Телефон касс: +7 (391) 213-10-32, 213-14-65

КАССА РАБОТАЕТ
ежедневно с 10.00 до 20.00
Обед: 12.30-13.00, 15.30-16.00

© 2012 Краевое государственное автономное учреждение культуры «Красноярский театр юного зрителя»

Создание ПО сайта: Vaviloff&Quindt
Логотип: Проектно-маркетинговая группа «+1»